Пиши .про для писателей

КРАСАВИЦА И Дикий Зверь

Автор: NataliaLichevskaua

Она
Жила себе в миру смиренно,
И знала — все плохое тленно.
Судба Её не баловала,
И вволю Душеньку терзала.
Наплакалась и настрадалась,
Рыдала и не улыбалась.
Но не сдалась в той дикой боли,
Её искореня Любовью,
Что из Души Её струилась,
Из темноты звала и билась.
В Любовь поверила Она,
Все ж не хотела быть одна.
Искала, верила, ждала,
И доброту в себе несла.
Тем кто в печали, помогала,
Коль кто обидел, забывала.
Любила петь и танцевать,
Цветы растить и рисовать.
А по утру в рассвете Солнца,
Сидеть с котенком на оконце.
Порывам Ветра восхищалась,
И тучкам серым улыбалась.
Луну как матушку встречала,
И звездам вечности желала.
Весной на утренних лугах,
Венок плела, как в дивных снах.
У трав просила исцеленья,
Для всех, чья Душенька в забвенье.
Их осторожно собирая,
Лицо росою умывая.
Мечтала о Любви безбрежной,
Об искренней и самой нежной.
Искала нежность в птичьем пенье
Смотрела на реки теченье.
Как камни огибая ловко,
Бежит играя рябью бойко,
Чешуйкой рыбки серебрятся,
В теченье весело резвятся.
Вот так жила и Счастье ждала.
Однажды сон в ночи познала.
Пришло во сне виденье, диво,
Мужчины образ, лик красивый.
Фигурой крепкий, нрав строптивый,
Душою чистый и игривый.
Во сне Он близко подошел,
И первым разговор завел.
Взлетели Души вместе ввысь.
На веки нежно обнялись.
Но это сон, был только сон,
В себе нес предсказанье он,
О том что скоро в жизнь ворвется,
Любовью сердце разольется,
И счастья ни конца ни края,
Найдет Душа Ее Святая.
Но об одном Она не знала,
Что лишь Венец судьбы познала,
Тот сон лишь миг ей показал,
А вот о главном не сказал.
Сквозь что пройти придется прежде,
Чем радость обретут надежды.
Знать не могла Она тогда,
Как потекут ее года,
Какая предстоит борьба,
Что приготовила Судьба.
Какие испытанья боли,
Придут перед Святой Любовью.
В Ней Свет искрился изнутри,
Ей Имя — ЛИЯ нарекли.

Он
Он Свой имел особый нрав,
Во всем по своему был прав.
Судьба Его не баловала,
По всякому Его трепала.
Чего уж только не видал,
Где только в жизни не бывал.
Он Ад познал, огонь и пепел,
При этом оставался весел.
Его бросали, предавали,
Ногами Душу в прах топтали.
И он решил от всех закрыться,
От всех в миру своем забыться.
В Любовь не верил и не ждал,
Ее уж нет, Он точно знал.
Свободой очень дорожил,
И никого сам не любил.
Привязанностей избегал,
Жил наугад, пил и гулял.
Сооблазнял красоток женщин,
В том зная толк, и без причин.
Но долго с ними Он не был,
На «раз», на «два» и уходил…
Чтоб ни к кому не привыкать,
В судьбу на долго не впускать.
Ответственности не хотел,
Он к чувствам нежным охладел.
На публике носил он маски,
Шутил рассказывая сказки.
Своей Души не открывал,
О чем грустит никто не знал.
Решил что в жизни стал стабилен,
И Средь людей, ловкач, всесилен.
В своем миру обрел покой,

Надежно спрятав Мир тот свой.
На женщин вешал свои бирки,
Все одинаковы, с копирки.
Не думал, даже не мечтал,
Он встретить некий ИДЕАЛ.
Душа Его любви хотела,
Не верил Он — Душа не смела.
Но все ровно искал, искал..,
Как будто в тайне все же знал.
Однажды встретится Любовь,
И Он познает Счастье вновь.
Жил в своей скромненькой квартире,
Душой один в сем бренном мире…
Манили звезды, в дали звали,
В Миру Его, все ВИЛЬЯМ звали.

Встреча
Встретились они случайно,
И никто не понял тайны,
Телефон свой уронил,
Взгляд на Ней остановил.
Чем то привлекла Его,
Он не понял ничего.
И Она тогда не знала,
Что Любовь вдруг повстречала,
Внешности не рассмотрела,
Но Душа огнем горела.
Через месяц снова встреча,
Снова в сердце вспыхли свечи,
Что-то дрогнуло внутри,
Любит Бог не два, а ТРИ,
В третью встречу шел прогресс,
Не скрывая интерес,
Вильям с Лией флиртовал,
И словами задевал,
Задавал вопросы громко,
Ей от этого не ловко,
Будто бы не замечала,
Холодно лишь отвечала.
К ней Он ближе подошел,
Разговор сильней завел.
Он писал стихи, рассказы,
Не сказав об этом сразу,
Но потом вдруг объявил
И на сайт всех пригласил,
Чтоб читателями стали,
Мнение свое сказали.
Просил Лию прочитать
И свой отзыв написать.
Заглянул Ей прямо в Душу,
Как прошенье не послушать?

Сайт писателей
Ссылку у девчат взяла,
Вечером на сайт зашла.
Начала стихи читать,
Захотелось вдруг рыдать.
Столько боли и печали,
Те стихи собой венчали.
Говоря о той Душе,
Что не счастлива в судьбе.
О любви давно забыла,
В холоде и мгле застыла.
Плакала навзрыд Душа,
Стих читая не спеша.
Был написан им роман,
Вытерев из глаз туман,
Что навеяло от слез,
От прочтенья горьких грез.
Не спеша роман открыла,
И читать его спешила,
Было в нем про криминал,
Про себя Он написал.
Лия сразу поняла,
Что за жизнь Его была.
Он конечно приукрасил,
Кое где событья скрасил,
Основное поняла,
Ад — судьба Его была.
И предательство в Любви,
Трижды знал острог тюрьмы.
Выл в ночи, знал холод, голод,
Агрессивен был и молод.
Чуткая Душа Ее,
Приняла все как свое.
Состраданья боль скрутила,
Как жестоко жизнь побила,
Поняла, что не ошиблась,
В первой встрече удивилась,
Для людей веселый, бойкий,
А в Душе осколок горький,
Всем улыбка, шутки, смех,
А на сердце тяжкий грех.
Одинокая Душа,
Бродит тихо, чуть дыша.
Никому не доверяя,
Боль предательства уж зная…
Проронив слезу из соли,
Испытав частицу боли,
Продолжала вновь читать,
В смысл истории вникать.
И в одной главе романа,
Будто гадкий Яд дурмана,
Эпизод Судьбы похожий,
С Ее собственною схожий.
Сердце чуть не взорвалось,
Горько кровью облилось.
Наревевшись от прочтенья,
Лия приняла решенье,
Как просил Он написать,
Свое мнение сказать.
Регистрацию прошла,
И акаунт вновь нашла.
Написав Ему письмо,
Тихо глянула в окно,
С грустью тяжело вздохнула,
И слезу с щеки смахнула.
Положила телефон,
Поняла, несчастен Он.
Хоть и ходит улыбаясь,
Радость всем дарить пытаясь.
В глубине Души страдает,
И от всех это скрывает.
Может быть и Эгоист,
Но Душой Он все же чист.
Вдруг внезапно поняла,
Где Душа Ее была,
Стал внезапно дорог Он,
Вырвался из сердца стон.

Первое непониманье
Спустя часы, на сайт вернулась
И нежно, нежно улыбнулась.
Ее в друзья добавил Он,
И написал, как удивлен,
Приятно видеть что Она,
Откликнуться была вольна.
Что прочитала и зашла,
И отзывы на все дала.
Так переписка стала жарче,
В Душе Ее огонь все Ярче.
Эмоций краски не держала,
Ему о многом рассказала,
О своих взглядах и о жизни,
Быть приходилось не капризной.
Свою Он радость не держал,
Эмоций краски выражал.
Потом вдруг дал прочесть совет,
Еще один рассказ. О, нет!
Вот тут — та, все и началось,
И в сердце все оборвалось.
Смиренно Лия, прочитала,
И суть истории познала,
Вдруг что-то взорвалось в Душе,
Держаться не смогла уже
И написала вдруг письмо,
Большое, длинное оно.
Эмоциям предела нету,
Боль испытала при рассвете,
Когда закончила читать,
И смысл рассказа принимать.
Герой рассказа боль познал,
Так как любимую предал,
Жестоко, подло и бездушно,
С другою, летней ночью душной,
Вступил в немыслимую связь,
Любимой жизнь оборвалась.
И Лия вспомнила Свою,
Такую же историю.
Как только рана зажила,
Предательства вкусить смогла.
Ее любимый так вот точно,
Менял Ее, на «страсти» вечно,
А после на коленях ныл,
О том, что лишь Ее любил!
Она терпела и прощала,
Но тихо в боли умирала.
Пока не прогнала паршивца,
Большого женских тел любивца.
Рассказ, всю оживил ту боль
И в Лии закипела кровь.
Волной накрыл вдруг гнев Ее,
Писала мнение свое.
Прекрасно сердцем понимая,
История ведь не простая,
Тот кто такое написал,
И сам изменщиком бывал.
Опасность вдруг почуяв сильно,
Обиды лились изобильно.
Строк дерзких много породила,
Анкету с сайта удалила.
Три дня, три ночи страх Душил,
Любви былой боль оживил.
И Лия испытала страх,
Вновь испытать той боли крах,
В знакомом новом чуя хитрость,
Обречь Ее Судьбу в немилость.

Ожидание
Так шли за днями, тихо дни,
Душа забыла боль любви,
Что в день тот возродил рассказ,
Прочитанный один лишь раз.
Душа Ее вдруг стала ныть,
На совесть медленно давить,
Что не сдержав эмоций страсти,
Наделала Она несчастье,
Ведь Вильям, ничего не сделал,
Лишь Ей историю поведал.
И что? Похожий эпизод,
За что винить Его? И вот,
Волна жестоких угрызений,
Избавила от всех сомнений,
На сайт назад Она зашла,
И странный там момент нашла.
Анкету удалила прежде,
Когда утратила надежду,
И ведь анкеты больше нет,
Но диалог не сгинул, нет.
Его в онлайне увидала,
И извиненье написала,
Чтоб если смог, простил Ее,
Что излила Ему свое,
Раскаялась, как не права,
В обиду написав слова.
Письмо Он сразу прочитал,
Но вот ответ совсем не дал.
Через два дня опять зашла,
Ответа так и не нашла.
Боль камнем на Душу легла,
Обиду глупо нанесла.
А Он наверно не простил,
Раз прочитал и в миг забыл.
Решила Лия отпустить,
И ситуацию забыть,
При встрече попросить прощенье,
Вдруг приняла Она решенье.
И каждый новый день ждала,
В окно смотреть уж не могла.
На каждого кто в дверь входил,
Душа дрожала, нет уж сил.
Второй уж месяц мимо шел,
А Вильям, так и не пришел.
Надежда таяла и тлела,
Но Лия, все в окно смотрела.
А Душу камень все давил,
Был Свет совсем уже не мил.
Она слыхала как звонил,
Но Бог пути их не сводил.
От Имени Его дрожала,
Как дальше быть, не понимала.
Решила все ж Его забыть,
Все что случилось отпустить.
Хоть сердце иногда и ныло,
Пришлось его на ключ закрыть.

Первый Роман
Прошло два месяца, чуть больше,
Тянулись нудно дни и дольше.
Ночь новогодняя прошла,
А утром мысль одна пришла.
Попробовать писать Роман,
Как будто накатил дурман.
Компьютер загрузила быстро
И начала писать «не чисто».
Давно друзья совет давали,
Начать писать, Но лишь едва ли,
Не прилетала к Лии Муза,
Учеба в школе, как обуза,
Трояк по русскому имела,
Литературой не болела.
Поэтому и не решалась,
Писать Роман, Она боялась,
А тут познала озаренье
И все же приняла решенье,
Попробовать Роман писать,
Чтоб критику людей узнать.
На сайт вернуться вновь решила,
Анкету вновь восстановила,
Родились первых две главы,
Глаза как у «ночной совы»,
От страха выпучила сильно,
Писать вновь стала изобильно.
На следующий день ещё,
Родились, но и то не все,
Писала Лия о Себе,
О не простой Своей Судьбе.
С корней, из детства начиная,
Когда росла беды не зная.

Примирение
И вот уж третье Января,
Писала видимо не зря.
Зашла с утра добавить глав,
На сайте правила не знав,
Курсор случайно опустила,
Так комментарий вдруг узрила,
Под ними ниже есть ещё,
Но самый первый от Него.

Рука у Лии задрожала,
Такого ведь не ожидала.
Решила что уж не простил,
И на всегда, совсем забыл.
А Он увидел, написал,
Два дня назад и тоже ждал.
Ответ свой Лия написала,
Пока, «как, что» там, разобрала.
Потом решила повторить,
Прощенья снова попросить.
Ведь не могла Она с виною
В Душе, давила все ж собою.
Вильяму в личку написала,
И вышла и ответ не ждала.

Прошло не мало, два часа,
Внутри раздались голоса,
Душа заныла, закричала,
Зайти на сайт Ее позвала.
Зашла, увидела письмо,
И было только от Него.
Открыла быстро и прочла,
От радости земля ушла.
Он номер свой ей написал,
В ватсаб общаться вдруг позвал.
Там ведь общаться легче, проще,
А тут сложнее, да и дольше.
Но Лия скромною была,
Звонить мужчине не могла,
Чтоб первой взять и написать,
Самой, Ей проще номер дать,
Дала. Из сайта вышла. Ждет.
Когда Он сам Ее найдет.

Ждать долго, Лие не пришлось,
Ее желание сбылось.
Не только Он, Ее простил,
Но даже был с Ней очень мил.
Пришла в Ватсабе смс,
Пошел общения процесс.
Вдруг Вильям предложил Ей с@кс.
У Лии аж случился стресс.
Она решила, Вильям шутит,
Интригу видимо Он мутит.
Неуж-то сразу не заметил,
Нрав Лии скромен, чист и светел.
Так сразу Лия не могла —
-«Взяла и тело отдала».
А Вильям все ж не унимался,
И с@кса с Нею добивался.
Напором вызвал возмущенье,
И снова понесло теченьем,
Шквал бурных, красочных эмоций,
От Лии, к жизни аннотаций.
Она сказала строго: — НЕТ!
Расстроил Вильяма ответ,
Он свел общение «на нет»,
Но все ж манила Его Лия,
И Он решил продолжить мило.
Напором больше не давил,
И хитрый нрав Он свой включил.
Доверилась Ему, открылась,
Душой пред Ним вся обнажилась.
Просила с Нею не играть,
И просто так, не флиртовать.
Намучилась и настрадалась,
По жизни горя навидалась.
Ей не был нужен с@екс, гулянки,
Разброд, разврат и «буйны пьянки».
Она от этого бежала,
Поэтому, семью мечтала.
Чтоб Муж, единственный, родной,
Чтоб с ним и радость и покой.
Устала быть с Самой Собой,
Ночами бредила мечтой.
Во сне ведь Вильяма видала,
При встрече сразу же узнала.
Доверье сразу испытав,
С Душой открытой с Ним начав,
Общение и отношенье.
Он «дикий Зверь», и без сомненья.
Ее наивною Душой,
Играть Он начал и судьбой.
Наивной Лии подыграл,
Ход Ее мыслей поддержал,
Она ведь видела виденья,
И не осталось в Ней сомненья.
Он Будто Душу приоткрыл,
И прогуляться предложил.
Та в разговоре разревелась,
Ведь в жизни боли натерпелась,
И испугалась предложенья,
Прося Его, часок терпенья.
Себя в порядок привести
И чувства снова обрести.

Первое Свидание
Мутилось все в Ее сознанье,
Ведь собиралась на свиданье.
Она Его уж и не ждала,
Решила, вовсе потеряла.
А тут нежданный поворот,
Он с Нею встречи тоже ждет.
Дрожали руки, неумело
Глаза подкрасить захотела.
Не получалось, все не так,
С прической вовсе кавардак.
В пучок все волосы сложила,
Под шапкой в «гульку» уложила.
Готова, через час была.

Он, перепутал все дома
И адрес, что Она дала.
Не верно номер прочитал,
И не под тем уж домом ждал.
Над этим, вместе посмеялись,
Ведь встречи уж давно заждались.
Подъехал. Позвонил. Пошла.
Судьба крутила и несла.
Шла Лия, а куда не знала,
Его почти ведь не видала
Так странно все случилось вдруг,
Ей овладел на миг испуг.
Случайных встречи три — мгновенья,
Порывы ветра, дуновенья.
Глаз и лица не разглядела,
Да ведь особо не смотрела;
Немного слабовато зренье,
И не позволит дерзновенье.
Так разглядеть и не пыталась,
Вот образа и не осталось.
Одно лишь для Себя открыла,
Что всей Душою полюбила.
Того, к кому сейчас идет,
К кому Сама Душа зовет.

В машину села не спеша,
И посмотрела чуть дыша.
Он с бородой, совсем чужой,
Но все таки, такой родной.
Терпеть Ведь Лия не могла,
На свете сколько вот жила,
Мужчин с усами- бородой,
Но этот не такой плохой.
Сей вывод сделав для Себя,
Она расслабилась любя.
Болтала что-то, понимая,
Он болтовне той не внимает.
Но все же искоса смотря,
Улыбку Ей дарил терпя.

Зима, снег белый и мороз,
Игриво щиплет щеки, нос.
Приехали на берег моря,
Душа совсем не знала горя.
Пошли пройтись и прогуляться.
Природы видом любоваться.
У Лии вдруг замерзли щеки,
Она к ним приложила руки.
А Он, заботливо, тревожно,
Достал свой шарф и осторожно,
На щеки Лии привязал,
Как Винни, Пятачку.
Сказал:

— «Вот так Тебе теплее будет,
Морозом щеки не остудит».

На время Лия растерялась
Под шарфиком заулыбалась.
Торчали только лишь глаза,
Решила в шутку вдруг сказать:

— «Наверно много Я болтаю,
И болтовней одолеваю,
Решил Ты Рот мне завязать,
Чтоб перестала Я болтать»?

На это Вильям улыбнулся,
Слегка неловко покачнулся,
Кивнул, как будто соглашаясь,
Как прежде мило улыбаясь.

День был загадочно прекрасный,
Красивый, снежный, зимний, ясный.
Покрылось море крепким льдом,
И тучки в небе голубом,
Бежали стайками куда-то,
Спеша к окраине заката.

Они бродили, говорили,
Улыбки берегу дарили.
Мороз стал будто бы крепчать
И стали оба замерзать.
Решили все ж пойти погреться,
В машине теплой отогреться.

Себя вдруг Лия не узнала,
Такого с Нею не бывало.
Она, Его совсем не знала,
Но всей Душою понимала…
С Ним рядом было так легко,
Ушли печали далеко.
Решила заглянуть в глаза,
Чтоб цвет их Вильям показал.
Коричневыми их назвала,
И улыбнувшись закивала.
Но Вильям в шутку удивился,
Поправил:

— «Каарие»!

И возмутился.
А Лия чтоб не сильно спорить,
Решила бойко уточнить.

— «Ведь разницы та никакой,
Цвет шоколадки, вот какой».

Над этим посмеялись вместе,
Без пафоса и грубой лести.

Он не знакомый, но родной,
Веселый, добрый, шибутной.
С Ним не хотелось расставаться,
Ему хотелось улыбаться.
Он с Лией бойко флиртовал,
Как дети, шутки отпускал.
Смотрели в телефоне что-то,
И стало жарко от чего-то.
Решила Лия шапку снять,
Свободу голове чтоб дать.
Рассыпалась волна волос,
Духов нектар щекочет нос.
Вдруг Вильям руку протянул,
И что-то нежное шепнул.
Погладил волосы рукой,
А дальше все — туман густой.
Глаза открыла понимая,
Что в поцелуе утопает.
Тепло волнами, тело стонет,
И Он в волнах той страсти тонет.
На миг вдруг Лия испугалась,
Как в этой страсти оказалась?
Как Он увлек ее в Любовь?
Бурлила в страсти дикой кровь.
Такая нежность губ Его,
Тепло струилось от Него,
Душа как будто трепетала,
Той страстью, сердца ритм сбивало.
Боясь совсем в Нем утонуть,
В безумства омут вдруг нырнуть,
Вдруг Лия резко отшатнулась,
Растерянно так, улыбнулась.
На свое кресло снова села
И в даль рассеяно смотрела.
Но Вильям же, не унимался,
Вновь целовать Ее пытался.
Шепча слова что греют уши,
Но Лия вдруг закрыла Душу.
Его напора испугалась,
И осторожно отстранялась.
До этого в кино позвал,
Теперь же планы поменял,
Ей предложил уединиться,
Любовной страстью насладиться.
Сильнее Лия испугалась
И снова дальше отдалялась.
Но Вильям речи продолжал,
И Лию страстно охмурял.

Тут Лия будто протрезвела,
И даже убежать хотела.
Цель Вильяма вдруг осознав,
И боль мгновенную уняв,
Сидела тихо в даль смотрела,
А в голове лишь мысль гудела:

— «Он действует, как „ловилас“
И Ты нужна Ему на час.
Лишь заняться с Тобой любовью,
А что потом? лишь слезы с солью?»

Но понимала что уж любит,
И что Душою не забудет.
Решила полностью отдаться,
Пока Он рядом, наслаждаться.
Вкусить всецело радость ласки,
И подарить Ему ту «сказку»,
Что Он, так страстно возжелал,
Когда так нежно обнимал.
Она и думать не хотела,
Что будет завтра, нету дела.
В Душе Ее горит любовь,
От страсти закипает кровь,
На ласку тело отозвалось,
И Лия вновь заулыбалась.
Нежданно подалась на встречу,
Обняв всего Его, в тот вечер.
Решила счастье подарить,
Душой и телом полюбить.
Его целуя и лаская,
Не видела конца и края.
Он был сломлён порывом страсти,
Пытая «временное» счастье,
Завел машину и сказал,
Я милый домик Тебе снял.
И позвонил по телефону,
Хозяину, все по закону.

Тут снова Лия поняла,
Он «ловилас», и вот дела?
Ведь все настроено и четко,
Не первый раз везет кого-то.
А фраза: — «Домик КАК ОБЫЧНО!»
Дала понять — Ему привычно,
Собою женщин охмурять
И в страсти с ними утопать,
И даже домика заказ,
Уж был готов, на каждый раз.
Те мысли Лия вновь прогнала,
Об этом думать перестала,
Решив от жизни взять реванш,
И впасть в невиданный кураж.
Коль Он лишь сладости хотел,
Любовью вовсе не горел,
Хотел использовать и бросить,
Хоть в волосах уже и проседь.
Ему не много в жизни надо,
Лишь страсти бурная услада.
Хотел использовать Ее,
Решила Лия, взять свое.
Коль нету в сердце том любви,
Лишь временная страсть в крови,
Расслабиться и раствориться,
А после посмотреть, закрыться.
Дать Вильяму шанс небольшой,
Чтоб разобрался Он с Собой,
Решил, нужна Она Ему на миг,
Иль Все ж возникнет в сердце «крик».
Решила подарив Себя,
Дать шанс, уже Душой любя,
Чтоб Он познал Ее любовь,
Но только раз и если вновь,
Захочет с Нею наслаждаться,
В Любви и страсти растворяться,
То выбор сделать уж придется,
Ее Любовь не продается.
Лишь в БРАЧНОМ ЛОЖЕ сможет Он,
Услышать страсти томной стон.
Коль не захочет стать супругом,
Не будет Лии, даже другом.
Она уж не позволит боле,
Во лжи, печалиться в неволе.
Сидеть и ждать, опять, когда же?
Он мне Желание покажет.
Когда изволит вновь позвать,
Скупую свою нежность дать.
Такой «любви» Она вкусила.
Ей Душу всю она разбила.
Теперь уж нет, Иль все серьезно,
Иль не умрет в печали слезной.
Душа изранена давно,
И уж теперь Ей все ровно,
И даже если будет больно
Ему ответит: — Все! Довольно!
Коль нет доверия, любви,
И нежности, то не зови!
Она уж больше не позволит,
Терзать себя враньем и болью.
Коль с Ним любви большой не будет,
Она совсем любовь забудет!
Закроется и отрешится,
Чтоб больше в жизни не влюбиться.
А эту глупую мечту,
Отпустит в Неба чистоту!

Вот так Она Себе решила,
Пока машина увозила,
Ее дорогой длинной в даль,
И прогоняя прочь печаль,
Вновь веря все таки в Любовь
Улыбку подарила вновь.
Смотря то вдаль, но на Него,
Расслабилась лишь и всего…
Того решала уж не знать,
Пока с Ним рядом может встать.
Пока тепло Его руки,
Касается Ее ноги.
Закат увидела красивый,
Сказала: — «Посмотри, как мило»!
Он тоже это увидал
И вдруг с улыбкою сказал.
Как счастлив Он, вот в это время,
Как отступило жизни бремя.
Заката линия манила,
Машина в счастье увозила.

Та ночь Любви была прекрасна!
Они вдвоем в порывах страстных,
Ласкала Лия Его тело,
Была еще совсем не смелой,
Бывает страшно первый раз,
Любви познать хмельной экстаз.
Под утро уж устали оба,
До слабости и до озноба.
Во сне стал Вильям утопать,
Спокойно начал засыпать…
А Лия сна пока не знала,
Рукой лицо Его ласкала.
Смотрела, нежно улыбаясь,
Губами губ Его касаясь.
По бороде рукой водила,
И будто бы с ума сводила.
От нежности что испытала.
Ласкать и гладить продолжала.
В руках тех нежных, растворялся,
Сквозь сон, спокойно улыбался.
Когда уснул, Она прижалась,
В тех нежных чувствах растворялась,
Такого прежде не бывало,
Чтоб ничего не волновало,
Надежно было и спокойно,
И на Душе совсем не больно.
«Красавица» и «Дикий Зверь».
Уснули вместе в темноте.
Он просто спал, Она Любила,
Он и не знал, как это было.
Как Ее сердце трепетало,
Тогда ещё, беды не знало.
Она к Нему прижалась тихо,
Прогнавши прочь, все злое лихо.
С любовью на Него взглянула
И наконец таки, уснула.

Ссора
В полудень будущего дня,
Улыбкой нежно маня,
Он, Лию вновь вернул домой,
Той дивной белою зимой.
Подставил губы на прощанье,
Поцеловав как в «наказанье».
Тот поцелуй последним был,
Мелькнул, не жарок и не мил.
Исчез куда — то вдруг покой,
В Душе раздался Дикий вой!
Минул свиданья райский миг,
И страх в Ее Душе возник.
И что же дальше? Что теперь?
Уехал прочь ведь Дикий Зверь.
В предчувствии Душа болела,
Но Лия думать не хотела,
О том, что ждало впереди,
Пока тепло в Ее груди.
На следующий день в обед,
Прислал Он, письменный привет,
Спросил как у Нее дела,
И только свой ответ дала,
Он потерялся и исчез,
Наигран был тот интерес.
Все здраво Лия понимала,
Ведь изначально это знала,
Что с Нею просто Он играл,
Серьезным быть и не желал.
Хотелось верить Ей в Любовь,
Но жаром пробирало вновь,
Мутилось буйное сознанье,
От гадкого непониманья.
Что происходит и зачем,
Она осталась с эти всем…
Зачем Ей Небо все послало?,
Душа теперь Ее страдала.
Он может быть не раз придет,
Но ведь Женой не назовет.
Вот так и Будет словно с дичью,
Зверь Дикий тешиться, играть…
Она ведь о Любви мечтала,
Теперь одной и Неба мало.
На сердце пролегает шрам,
Зачем доверилась мечтам?

Прошла неделя, так и было,
Для галочки, лишь приходило,
— «Привет! Ты как? все хорошо?»
А что же надобно ещё?
Но ведь не этого хотела,
Душа в Ней, все сильнее млела.
Но вот однажды поняла,
Что «крест» Сама тот приняла,
Когда на лож Его купилась,
И кару с Неба понесла.

Хотела лёд тот растопить,
И лучик Света подарить,
Что трепетно горел внутри,
Стишок решила сотворить.
Стихов писать ведь не умела,
Наивно, робко и не смело,
За рифмой, рифму подбирая,
В грамматике слегка хромая,
Родился первый Ее стих,
И Поразил Ее тот миг,
Когда Ему стишок послала,
Восторга сильного не ждала,
Но поняла, Его Душа,
В Любви не хочет уж Дышать.
Закрыты двери на замок,

Прошел ещё, не малый срок.
Ничто меж ними не менялось,
Боль отчужденья привязалась,
На веки вечные сковала,
Душа совсем замерзшей стала.
Спросить Сама Его решила,
Сказав что сильно полюбила,
Спросила: —

Кто Я для Тебя?
Что значит холодность Твоя?
Мы вместе или уже врозь?
Ответь сей час на мой вопрос?

И даже не прошло мгновенья,
Он подтвердил все опасенья.
Ей грубый свой ответ прислал,
Что к Ней любви Он и не знал,
И хочет все вот так оставить,
Нет в Нем желанья все исправить.
Ей предложил, вот так встречаться,
Любовной страстью наслаждаться,
Лишь когда будет у Него,
Желанье, время и того…
Хотел чтоб стала в Его власти,
Быть с Ним, лишь утопая в страсти.
Ему на Душу наплевать,
Не стоит большего и ждать.

Она ждала такой итог,
Когда от страсти занемог,
И на свидании хмельном,
Хотел ведь только лишь одно.

Без лишней горечи обид,
Хоть плакала Душа навзрыд,
Ему всю Душу излила,
Сказав, что лишь Любви ждала,
Постельный «раж», не для Нее,
С другими ищет пусть свое.
Достойно коль принять не хочет,
И рядом быть и днем и ночью.
Дарить заботу, нежность, ласку,
И снять фальшивой жизни маску.
То лучше порознь пойти,
Им больше уж не по пути.
Ей нужен Муж и покровитель,
А не постельных ласк ценитель,
Чтоб в горе, радости всегда,
И не страшна тогда беда.
А быть по вызову игрушкой,
Бездушной ласковой зверушкой,
Она не станет никогда,
В Душе от ныне холода.
Ему все это написала,
Слеза соленая упала.

Уснула в эту ночь с трудом,
Сковало больно сердце льдом!
А по утру когда проснулась
И сразу в телефон уткнулась,
Нашла написанный им стих…
В нем смысл грубостью настиг.

Свою обиду написала
И «черным списком» заковала.
Чтоб Он не смел чинит Ей боль,
И сыпать Ей на раны соль.
И не мертва и не жива,
Крутились все Его слова.

Она ведь сразу говорила,
Чтоб не играл,, Его просила.
Но в Нем ЧУДОВИЩЕ живет,
В Любовь не верит и не ждет.
Сама на ловкий трюк попалась,
Своим виденьям доверялась.
Ждала Его и Он пришел,
Но в Ней Любви все ж не нашел.

Разлука
Однажды вдруг приснился образ,
Послышался печальный голос.
На сайт вдруг вздумалось зайти,
Заныло все в Ее груди!
Открыла ссылку на страницу,
И не успела удивиться.
Он к сборнику своих стихов,
Добавил несколько лишь слов:

«ЛЮБОВЬ! КАКОЕ ДИКОЕ НАЧАЛО?
ДЛЯ ТЕХ, КТО ИЩЕТ ПОКАЯНЬЯ В НЕПРОГЛЯДНОЙ ТЬМЕ.
УЖ ЛУЧШЕ БЫ, МЕНЯ СОВСЕМ НЕ СТАЛО,
ЧЕМ Я ЗДЕСЬ ЕСТЬ И ГРЕЖУ ВАМИ В ЭТОМ ДНЕ.» (цитата)

От этих слов, внутри все сжалось,
Из списка словно улыбалось,
Рябило множество стихов,
А в них эмоций куча, слов.
Он ведь писал их для Нее,
Особый смысл в них нес свое.
Душа заныла, заревела,
И вновь тоскою заболела.

Ночь не спала и вдруг сюрприз,
Вновь «Муза» села на карниз
И рифмы стала посылать,
Стих Вильяму чтоб написать.
Как будто кто-то Ей шептал,
И строки просто диктовал.
Она стих опубликовала,
И комментарий написала,
К Его неистовым стихам,
Чтоб он прочел и понял Сам,
Как все ещё, Ей очень нужен,
Предстал пред Нею безоружен.

Но Вильям вдруг разбушевался,
Разгневался, не отозвался,
Тот комментарий удалил,
Он слишком строгий с Нею был.
В тот день работа допоздна,
С трудом работала Она.
Душа огнем Любви горела,
И от тоски смурной болела.
Как будто камни вместо сердца,
Тяжелым грузом, солью, перцем,
Всю Ее Душеньку сжимали,
И болью горько обжигали.
Был вечер, сумерки, стемнело,
В Душе сомнение засело.
Почувствовала вдруг Его,
И стала боль сильней всего.
Он рядом был и наблюдал,
В такси сидел, и Сам не знал,
Чего на самом деле хочет.
Сомненье разумом пророчит.
Он полтора часа, смотрел,
На Лию сквозь стекло глазел,
Но так зайти и не решился,
И от Нее вдруг отрешился.
Спиртного много Он напился,
И от Любви отгородился.

Письмо большое написала,
Любви своей в нем не скрывала.
Писала, как Он сильно нужен,
И покровителем и Мужем.
Что хочет всегда рядом быть,
Его лелеять и Любить.
Но Вильям прочитав письмо,
Ей написал только одно:

— Забудь меня:

— Я попытаюсь,
попробую и постараюсь.
Пусть Бог Тебя во всем хранит!

Душа Ее навзрыд болит.
А Он продолжил:

— Тебя тоже,
Пусть Бог во всем Тебе поможет.

Вот так решил Ее забыть,
Своей дорогой отпустить.
Он побоялся обязательств
И новых гадостных предательств.
Он никому не доверял,
А Лию ведь, совсем не знал.
Но не дал ей Он даже шанса,
Развеять мглу, прогнать нюансы,
Что в Нем сомненья вызывают
И разлучаться заставляют.

У Лии Душенька рыдала
И от разлуки той страдала,
Зашла на сайт, чтоб удалить,
Все комментарии, забыть.
Письмо в слезах вновь написала,
За что ж Она так пострадала?
За что Он ненавистью душит,
Зачем Любовь руками рушит?
И Вильям, написал ответ,
Больней ответа в мире нет:

— «Ты будешь все ровно счастливой,
Веселой, ласковой, игривой.
Достойного мужчину встретишь,
В толпе однажды заприметишь,
И не растяпу, как вот Я,
С ним будешь в счастье жить любя.
НО Я НЕ ОН!!! ЭТО ПОЙМИ!!!
И наконец это прими!»

Боль разлуки
И это написал Ей тот,
Кого Душа всю жизнь ждет,
Кого всем сердцем полюбила,
И за кого Богов молила.
От боли сердце разорвалось,
Болело, маялось, металось.
В слезах и горечи проклятой,
Любви больной; смешной, горбатой.

За руль машины тихо села,
И в миг по трассе полетела.
В глазах слезами пелена,
Душой немыслимо больна,
Как будто рухнул мир вокруг,
И нескончаем этот круг.
В тоске печали растерялась,
На встречку выехать пыталась,
Руль увернула, в лоб камаз,
Исчезла пелена из глаз.
К обочине свернула быстро,
Остановившись в поле чистом.

Сидела долго и рыдала,
Как заглушить ту боль не знала.
Ей самый дорогой на свете,
«Прощай»! — на зов любви ответил.
Не дал той вырасти любви,
Душа вся в ранах и крови.
Чуть успокоившись остыла,
Педаль не сильно надавила.

Вернулась в город, в Храм пошла,
И там до вечера была.
Молила помощи и сил,
Чтоб боли ужас отпустил.

Ей Небеса ответ послали,
Как дальше жить, Ей рассказали.
Вернулась грустная домой,
С трудом владея над Собой.
Зашла на сайт, и начала,
Писать трактат, в него ушла.
Но Вильяма забыть не в силах,
К Нему тайком, все ж заходила.
Читала все, что Он там пишет,
Душа болит и еле дышит.
Душой и сердцем понимала,
Что не Она лишь наблюдала.
Он тоже к Лии заходил,
И тоже Он, Душой грустил.
Писал стихи, Она писала,
Стихами будто отвечала.
Эзотерический трактат,
Шел параллельно, стиху в такт.
Украдкой Вильям все читал,
В стихах эмоции писал.
Все что из Душ их исходило,
Стихами, прозой выходило.
Украдкой мимо проезжал,
В окно за Лией наблюдал.
Прогнал, но отпустить не смог,
И Сам Душою занемог.
Стал алкоголем заливать,
Чтоб легче было забывать.
Но сколько бы вина не пил,
На сайт все ж к Лии заходил.
Эмоции свои менял
И стих вдруг грубый написал.
Не в личку, так публиковал,
Ведь тоже Он прекрасно знал,
Что Лия так же наблюдает,
Стихами так же отвечает.
Любви Духовной не скрывала
И с нежностью о ней писала.
Чем глубже смысл проникал,
Тем больше Вильям выпивал.
Противился Своей Любви,
Что медленно в горит в груди.
Противился, сопротивлялся,
И девушками увлекался.
«Клин клином» стал Он вышибать,
Другими Лию заменять.
Пил, с девицами флиртовал,
Но сам за Лией наблюдал.
От боли сердце холодело,
Душа совсем уже не пела.
Стихи со злом начал писать,
Ее в них грубо прогонять
И Лия стала сомневаться,
Что нужно там Ей оставаться!
Чтобы проверить интерес,
Иль в девках Он совсем исчез.
Она анкету создала,
И фото «бывшего» внесла.
Изобразила будто тот,
Любви своей поклон несет.
Итог себя ждать не заставил.
Стих Вильям гадостный добавил.
Тем самым Лии показал,
Соперника, Он увидал.
Злость, ревность, ненависть в стихе,
Не был подобен чепухе.

Теперь же Лия понимала,
Как Его Эго с Ней играло.
Он продолжал жить как хотел,
Свободен, пьян, средь «барынь» смел.
А с Лией просто развлекался,
Душой, как с мячиком игрался.
Он получал ведь наслажденье,
Пытая удовлетворенье,
Стихами стимул Ей давал,
И от Нее ответов ждал,
Любовь что Лия берегла,
Ему игрушкой лишь была.
Поэтому Она решила,
Анкету ночью удалила.
Другую сделала тайком,
Чтоб сгинул весь этот «ДУРДОМ».

Крик Его Души
Решила Душу исцелить,
За Ним уж больше не следить.
Познала разочарованье
Возникло лишь одно желанье.
С той болью научиться жить,
И никого уж не любить.

Прошло три дня, а может дольше.
Душа завыла еще больше.
Она вновь чувствует призыв,
Зайти на сайт, Любви прилив.
Но боли новой все ж боялась,
На сайт вновь выйти не решалась.
Душа же, все сильней кричала,
На сайт заглянуть заставляла,
И вняв, услышав ее крик,
Зашла на сайт, поймала миг.
Стих Вильям новый написал,
В нем Душу с болью открывал.

***

  " Дыхания глоток Любви цветение
  Подобно страждущей мгновения в глазах
  Ты боль моя Моё проникновение
  Ты моя сказка и мой гений Ты-мой страх
  Как рыба ловящая жабрами в агонии воздух
  Из памяти своей я вырываю яркие холсты
  Но краски блекнут стоит подобраться к мозгу
  Они становятся унылы И пусты
  Цветы надежды прорастут В земле забвения
  И ароматом опьянят Безоблачную даль
  Она-моя мечта Моё творение
  Я потерял дорогу к ней,
Но мне себя не жаль!" (Цитата)

***

Стих встрепенул нещадно Душу,
И вновь не стала разум слушать.
Вниз опустилась, замерла,
И комментарий там нашла.
Волной Любви он окатил,
В нем Вильям Душу вновь открыл.
Прочтя его вдруг поняла,
Как все же дорога была.
Об этом лично написал,
Что делает, тогда не знал.
Порыв Любви в Его Душе,
Взлетел, Он не сдержал уже,
Все то что говорит Душа,
В стих вылил, тихо, не спеша…
Стих Лия сохранить решила,
А комментарий не забыла,
В нем часть была, Его Души,
Ей захотелось снова жить.
Она в тот вечер поняла,
Что все ж в Душе Любовь была,
Он просто, запрещал ей быть,
Ей не давал цвести и жить.
На утро удалил тот Стих,
Порыв Любви в Нем вновь затих.
Взял снова верх над сердцем гнев,
На ключ вновь Душу заперев.

Вновь обретя надежды Свет,
В Нем есть Любовь, но веры нет.
Решила Лия вновь писать,
Позволив вновь Ему играть.
Неся Себя и Душу в жертву,
Но дать надежду, Его Свету.
Тот пусть и слабый Лучик Света,
Спасти, и дать достичь Рассвета.
Рассвета пламенной Любви,
Что Бог с Небес Благословил,
Не стала злости поддаваться,
И глупости не покоряться.
Стучаться снова в "«дверь» Души,
Любовь дарить, и этим жить.
Чтоб Он однажды все ж очнулся,
От злой печали отряхнулся.
Поверил всей Душой в Любовь,
Глаза увидеть Его вновь.

В стихах признаний написала,
На сайте опубликовала,
К нему на стих один зашла,
Вниманье снова привлекла.
Но Он обидой поглощенный,
На Лию Снова обозленный,
Сердито снова написал,
Что Ей не рад, Ее не ждал.
Вновь завязался страсти бой,
Вновь стали убивать Любовь.
Поединок
Шли дни, за ними месяца,
На Лии не было лица.
Она вновь видела виденья,
Он был с другой, уж без сомненья.
Почувствовала всей душой,
Как Он, в объятиях другой.
Проводит время, в наслажденьях,
Все видела Она в виденьях,
Про это и в стихах писала
И вновь анкету удаляла.
То боль рвала, то уходила,
То ненависть, то вновь любила.
Но веры все же не теряла,
Лишь об одном, о Нем мечтала.
И Он анкеты удалял,
Но все ровно не исчезал,
И где-то рядышком блуждал.
Она надежды не теряла,
И так же точно с ним играла.
Других мужчин не подпускала
И никого не замечала.
Все так же, из стихов звала,
Его Любила и ждала.
Будто не слышит и молчит,
А сердце бешено стучит.
Душа в ночи Ему кричит,
Он наблюдает, но молчит.

Ей прежде снился дивный сон:
Счастливая и рядом Он.
Слиянье Душ в Любви блаженной,
Он лишь один во всей Вселенной,
Один, единственный, родной,
Назвал Ее своей женой.
Их Души в Счастье вознеслись,
Сердца в Единое слились.

Тот дивный сон, Ее спасал,
Его забыть не позволял.
Всем сердцем верила в Него,
В единственного, одного.

Второй уж год, совсем устала,
В Душе тепла совсем не стало,
Отчаянье сковало болью,
Лишь слезы льются горькой солью.
Она зовет, а Он не слышит.
Уже совсем уж еле дышит.
Нет в жизни смысла без Него,
Душа не примет никого.
Одной лишь по миру скитаться,
И на всегда повиноваться,
Приняв решенье быть одной,
С Душой израненной, больной.
Жить никому не доверяя,
И ласки никогда не зная,
Стать дикой, злой и сумасшедшей,
Себя в смирении нашедшей.
Испить до дна всю чашу боли,
И пусть одна, зато на воле.
Она смирилась и пошла,
Другим Себя не отдала,
Его лишь выбрала Душа,
А дальше Небеса решат.
Последний крик вложила в стих,
Чтоб наконец Его настиг.
К Нему в последний раз воззвала,
Сама почти уж умирала.
Коль не услышит, не придет.
Души никто уж не спасет.
В ней поселится Ад и Тьма,
Не выживет Теперь сама.

Облив смиренною слезой,
Вновь написала стих большой,
Души истерзанной куски,
Вложила, воя от тоски.
Прочтет ли, или не заметит,
Никто на это не ответит.
Пускай решают Небеса,
Ей больше нечего сказать!

Последний крик Её Души
Мой ласковый и нежный «ЗВЕРЬ»,
Я всей Душой Люблю, поверь…
Ты, Свою Душу распахни,
Свое Тепло в Меня вдохни.
Я так замерзла и устала,
Но все ж Любить не перестала.
Ведь чувствую, Ты тоже Любишь,
И Свою Душу тихо губишь.
Боль алкоголем заливаешь,
С другой, Меня ведь вспоминаешь.
До коли маяться в разлуке?
Претерпевая эти муки!
Помилуй! Сжалься! Я молю!
Почувствуй как Тебя Люблю!
Почувствуй Жар в Моей груди,
Приди и впредь не уходи.
Не отдавай Меня другому,
С Ним может быть все по другому.
К Нему ведь страстью не пылаю,
К Нему я просто привыкаю.
Он обходительный, хороший,
В быту внимательный, пригожий.
Намеренья Его чисты,
Дела и вовсе не пусты.
Назвать Меня своей Женою,
Он хочет вечно быть со Мною.
Но ведь к Нему лишь привыкаю,
С Ним, как с Тобою, не взлетаю.
Неужто Ты позволишь Мне,
Погибнуть без Любви в огне,
Огне привычки или боли,
Считать за днями дни до коле?,
Сердечко жить совсем устанет,
Однажды биться перестанет.
Не отдавай Меня Ему,
Тебе нужна ведь Самому.
Я так хочу Тебя увидеть,
Обнять, в глаза Твои взглянуть.
Забыть все ссоры и обиды
И навсегда в них утонуть.
Прижаться трепетно к груди,
Прижми Меня, не уходи!
Ну посмотри как больно Мне,
Жить без Тебя, как в страшном сне.
Я уж не знаю, как воззвать,
Как Твою Душеньку призвать.
Мою единую, Родную,
Не встретить больше ведь такую.
Я так Устала без Тебя!
Ну где же Ты? Я жду Любя!
Тебя лишь только одного,
И не хочу уж никого,
В Свою Я Душеньку пускать,
Могу Я к ним, лишь привыкать.
Но не летать Моей Душе,
А лишь скитаться в неглиже,
Искать Твою в ночи глубокой,
И плакать… Что же Ты жестоко?
За что обоих нас караешь?
Ведь Ты Любви Моей не знаешь.
Как можешь так вот отрекаться,
Ведь мог бы просто наслаждаться.
Не знал Ты рук, нежней Моих,
Я помню нежность губ Твоих.
Мой ласковый и нежный «ЗВЕРЬ»,
Я лишь Тебя Люблю! Поверь!
Мне без Тебя жить, лишь в печали,
Ведь Небеса нас повенчали.
Я погибаю — Ты не слышишь,
Хотя и Сам уж еле дышишь.
Ты приходи, Я жду Тебя,
Страдая, маясь и Любя.
Пойми! Мне без Тебя не жить!
Никак Тебя мне не забыть.
Я вся Твоя Душой и телом,
Живу Я в мире черно — белом.
Ведь Ты тогда забрал все краски,
В начале самом этой сказки.
Когда Сказал:
— «Другого встретишь,
В толпе однажды заприметишь,
А Я не Он!!! Пойми Ты это!!!»

А мне теперь, хоть сгинь со Свету!

Второй уж год, Я звать устала,
Все горло уж Себе сорвала,
И Ты, Меня ведь видишь, слышишь,
И Сам уж еле, еле дышишь.
Так неужели Ты допустишь,
Меня в Судьбу так и не пустишь.
Неужто не болит Душа?
Как можешь Ты, за НАС решать?
Взывать к Тебе совсем устала,
Ты глух и нем. Меня не стало.
Останется в миру, лишь Тело,
Душа прочь сгинуть захотела…


По телу медленная дрожь,
Любовь погубит злая лож.
В разлуке сгинут наши Души,
Ты зов Своей прими, послушай.
Она что говорит Тебе?
Внемли же Ты Её мольбе!

PS.
***

На этом можно ставить точку,
Жизнь не приемлет уж отсрочку.
Неужто вот такой финал,
Амур для сказки написал?
«Он» мог поставить многоточье,
Но не услышал Крик той ночью.
Как будет дальше — Бог лишь знает,
Со временем и мы узнаем.
Главу ведь можно дописать,
Коль нежным Зверь захочет стать.
«Прекрасным принцем» обратится,
И к Ней в оконце постучится.
Коль глупость, гордость и упрямство,
Прочь сгинут прочие мытарства,
Любовь красивую захочет,
Знать в вечности и днем и ночью.
«Он» Happy and, лишь «Он» напишет,
Коль Все же Сердца стук услышит!

***

Любви той Дикое начало,
Такую Истину в себе несет,
Что если вдруг, Тебя совсем не станет,
То и Моя Душа, совсем умрет!



Окончен Бал. Погасли свечи…
Окончен бал, погасли свечи.
Поэт совсем напился в хлам,
Конец, ни в тот ни в этот вечер,
Не увидать финала нам.
Не будет просто Хеппиэнда,
Ну а конец конечно есть,
Бессмысленность сего момента,
Как злобный Рок иль злая месть.

Идет все ж время, нескончаем,
Его немыслимый забег,
Исток Души не исчерпаем
Казался, бесконечным век.
Но время шло, Он не услышал,
Он не откликнулся на зов,
Она совсем уж еле дышит,
Исток иссяк, нет больше слов.
Разочарованы мечты, исчерпаны все ожиданья.
Нет больше слез, глаза пусты.
Постигли свой предел страданья,
Стеклянные теперь глаза,
Без радости и упованья,
Их зажигает бирюза,
Что отражает горизонт,
Его рассвет манит в дорогу.
Там может рай иль гибель ждет,
Откроется все понемногу,
Не будет в сказке хеппиэнд,
Отчаянно клокочет сердце,
Стал сей бессмысленным сюжет.
Душе и сердцу не согреться.
Порвав стихи в костре сожжет.
Остатки чувств сожрал костер…
А боль и тень немой тоски,
Развеет среди диких гор.
Уедет в даль, искать покой,
Чтоб раны сердца залечить.
Банален вышел сей финал,
Не захотел Зверь полюбить.
Ни радости, ни красоты,
Венчают слезы эту сказку,
Вкус горечи и пустоты,
Стеклянный лед в красивых глазках.

Любовь, какое дикое начало,
А разве то была любовь!?
В любви не может быть финала,
А тут, Душа роняет кровь.
Кровь капает в пыли дорожной,
Колеса растирают в прах,
Печаль истории безбожной.
Какой же примитивный крах…


Свидетельство о публикации №10261

Все права на произведение принадлежат автору. NataliaLichevskaua, 13 Июня 2018 ©

13 Июня 2018    NataliaLichevskaua Рейтинг: -1 0    27





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Расцеловал снежинками... 0 +2
    Зима к нам заглянула 0 +2
    Материнские слезы.. 0 +2
    Грехи прощаются, коль покаянье есть. 0 +2
    Как жизнь меняет человека 0 +1


    Белый стих. К чему приводит предательство ?

    Ты изменница,
    Сердце моего,
    Со слезами на очах,
    Клялась в собственной верности мне,
    Не скрою свою ненависть,
    К твоему нынчему миленоку,
    Пусть ваша завзятая любовь,
    Горит дотла,
    Сжигает ваши души внутри,
    С..
    Читать дальше
    217 0 0

    нет перспектив

    Скажите, зачем вы мне нравитесь?
    В вас нет для меня перспектив.
    Зачем мне хочется трогать вас,
    наотмашь сердце открыв?
    Зачем не свожу с вас глаз?
    Ведь нет для меня перспектив.
    Вы словно удав проглотите,
    О чувствах м..
    Читать дальше
    76 0 0

    В сундуке

    Я слишком долго в сундуке,
    Средь пыли и железа,
    Держала сердце на замке,
    Чтоб никому не дать его порезать.

    А ты, пришел нежданного в эту пыльную завесу.
    Растормошил, всё веником размел.
    Зачем, скажи мне, это надо б..
    Читать дальше
    110 0 0